Как живут пострадавшие от афер Анатолия Войцеховского?

      Комментарии к записи Как живут пострадавшие от афер Анатолия Войцеховского? отключены

О деле скандального киевского застройщика Анатолия Войцеховского говорят уже не первый год. После того как летом 2016 года в Генпрокуратуре заявили о раскрытии «строительной аферы века», самого Войцеховского задержали (правда, тут же отпустили под залог в 14 миллионов гривен), а строительство всех его жилкомплексов остановилось. Речь идет о 40 объектах — домах, где тысячи людей купили квартиры. Многие из них, вкладывая деньги в строительство, продали имеющуюся недвижимость — и в результате остались на улице.

Еще в 2016 году власти клятвенно обещали помочь обманутым инвесторам. Говорили, что недостроенные дома рано или поздно достроят и введут в эксплуатацию. Но, как выяснили «ФАКТЫ», пока ни с одним из жилкомплексов этого не произошло. Несколько недель назад жители двух «домов Войцеховского» перекрывали Харьковское шоссе, что привело к километровым пробкам и ДТП. Это были жители домов, которым из-за многомиллионных долгов отключили электричество. В других жилкомплексах люди живут на стройке — без централизованного водоснабжения, без отопления, с электричеством из вагончиков, оборудованных для строительных нужд.

— Жить в таких домах не только холодно, но еще и опасно, — рассказали «ФАКТАМ» инвесторы жилкомплекса «Родинний затишок». — В нашем доме за эти два года уже были попытки рейдерских захватов, грабежи и мародерство. Вечером страшно возвращаться домой. А сейчас пришли морозы. Люди включают обогреватели — и в доме пропадает электричество. Мы с ужасом думаем о том, как пережить эту зиму…

В Генеральной прокуратуре говорили, что строительные аферы Войцеховского в несколько раз превышают по масштабу махинации печально известного «Элита-Центра». В отношении деятельности Войцеховского было открыто 46 (!) уголовных производств. Застройщику предъявляли подозрение в уклонении от уплаты 12,5 миллиона гривен налогов, а также в организации преступной группировки, самовольно захватывавшей земельные участки по всему Киеву. На захваченных участках строились жилкомплексы. Пострадавших прельщала относительно невысокая стоимость жилья. Люди вкладывали деньги, не зная, что разрешений на строительство большинства жилкомплексов на самом деле нет.

Хотя в некоторых случаях разрешения на строительство все-таки были. Как, например, в жилкомплексе «Родинний затишок» на бульваре Ярослава Гашека в Днепровском районе Киева.

— Мы долго искали варианты, — рассказала «ФАКТАМ» Вера Ивановна Горевич, дети которой купили в «Родинном затишке» сразу три квартиры. — Здесь, в жилкомплексе «Родинний затишок», один квадратный метр тогда стоил восемь тысяч гривен. Точно такую же сумму нам озвучивали и в другом жилкомплексе, расположенном неподалеку. Но там нужно было брать кредит в банке под большие проценты, а здесь рассрочку предоставлял сам застройщик. Мы посчитали, что этот вариант выгоднее, и вложили деньги в тот момент, когда здесь только заливали фундамент.

Будучи наслышанными об «Элита-Центре», мы с дочкой поехали в горадминистрацию и спросили, нет ли в жилкомплексе «Родинний затишок» каких-либо нарушений. «Все законно», — ответили нам и показали всю документацию. Такая же информация имелась на сайте администрации. Убедившись, что все в порядке, дети сделали первый взнос — более 30 процентов от общей суммы. Остальное мы должны были выплатить до того, как объект введут в эксплуатацию.

Позже два сына Веры Ивановны тоже вложили деньги в строительство квартир в этом жилкомплексе. Но они не стали обращаться в КГГА с вопросом о законности стройки — ведь их сестра это уже сделала. К тому же видели, что дом хоть и медленно, но строился.

— А если бы сыновья все-таки обратились, они узнали бы, что еще в 2011 году у застройщика, оказывается, истек договор аренды земли, — говорит Вера Ивановна. — Договор так и не перезаключили, а людям почему-то никто об этом не сообщил.


* «В жилкомплексе „Родинний затишок“ рассрочку предоставлял сам застройщик. Мы посчитали, что этот вариант выгоднее, и вложили деньги в тот момент, когда здесь только заливали фундамент», — рассказывает Вера Горевич

К тому времени, как Войцеховского задержали, дочка Веры Ивановны успела сделать в своей квартире ремонт. А вот соседняя секция, где купили квартиры сыновья Веры Ивановны, так и осталась недостроенной. До сих пор эта часть дома выглядит как бетонная коробка — без окон и внешней отделки.

Завезти мебель в квартиру дочки Веры Горевич было очень сложно: в доме постоянно отключалось электричество, а подниматься на 21-й этаж пешком не соглашались даже замерщики. В ноябре в квартирах было не больше десяти градусов тепла. Но потом подача электричества из строительного вагончика возобновилась, и люди, которым больше негде было жить, стали постепенно заезжать в недостроенный дом.

— Сейчас заселены уже 150 квартир, — продолжает Вера Горевич. — Дочка с семьей переехали туда в прошлом году. Живут на стройке, но другого выхода нет. Сейчас у них три обогревателя. Один из них поставили в ванной комнате, потому что там постоянно замерзают трубы. По этой же причине в квартире нельзя перекрывать воду. Сейчас, когда на улице минусовая температура, в дочкиной квартире мокрые стены. Все из-за того, что секция через стенку не заселена и стены там ледяные. У нас портятся отремонтированные стены. А еще в доме постоянно выбивает пробки. Особенно сейчас, когда в каждой заселенной квартире включают обогреватели. На прошлой неделе электричество пропадало по несколько раз за день. Если работают обогреватели, то чайник или даже электроплиту уже не включишь. У дочки в квартире полы с подогревом, но включать этот подогрев нельзя — пол «мотает» по 12 киловатт в час. А у нас ограничения по поставке электроэнергии — не больше семи киловатт на квартиру. Одним словом, в доме холодно, некомфортно. А если выключить обогреватели, за два часа квартира остынет. Когда дети приходят домой с работы, в квартире не больше 10 градусов тепла.

По словам Веры Горевич, недавно возникла еще одна проблема — в недостроенном доме процветает мародерство.

— Грабители пролазят в дом через недостроенные секции, — говорит женщина. — Они ведь не охраняются. За прошлую зиму дочкину квартиру вскрывали шесть раз! Ничего не украли только благодаря нашим немецким овчаркам. А несколько соседских квартир обворовали. И это не говоря уже о том, что после ареста Войцеховского наш дом постоянно атакуют рейдеры.

— Было несколько попыток рейдерского захвата, — рассказывает юрист Эдуард Манко, инвестор жилкомплекса «Родинний затишок». — А уже после задержания Войцеховского пришел незнакомый нам человек по фамилии Голенков и сказал, что теперь он владеет компанией-застройщиком и стройку замораживает. Приход этого Голенкова, похоже, даже для самого Войцеховского стал неожиданностью. А Голенков пришел не один — с ним были молодчики с нашивками «Безпека ПС». Они представились «Правым сектором» и стали крушить все, что попадалось им под руку. Со стройплощадки вывезли оборудование, а дом отрезали от воды и электроэнергии. Потом права на компанию через суд все же удалось вернуть прежнему владельцу — человеку Войцеховского. Голенков после этого пропал. Кто он такой и почему вообще появился, неизвестно. Но во время захвата стройки он во всеуслышание заявлял, что действует от имени столичных властей. Известно, что раньше он занимал должность директора одного коммунального предприятия в Подольском районе Киева и имеет в столице несколько недостроенных жилых объектов.

После этого была еще одна попытка захвата нашего дома. На этот раз хозяином объявил себя человек, неоднократно судимый за мошенничество. Он привел с собой 90 атошников, которых, как выяснилось, использовали втемную. Когда мы показали им документы и объяснили, что они действуют в интересах рейдеров, они сами ушли с нашего объекта.

— В 2016 году власти заявляли, что будут помогать пострадавшим инвесторам. В чем заключается эта помощь?

— Как видите, за эти два года строительство нашего жилкомплекса (и не только нашего) не возобновилось. Не был положен ни один кирпич. В госадминистрации предложили вариант — чтобы мы, инвесторы, создали жилищно-строительный кооператив, и застройщик передал нашему кооперативу все права. Таким образом мы сами будем достраивать свое жилье. В кооперативе, который мы создали, на данный момент больше 700 человек. Но все не так просто. Почти два года мы добивались, чтобы с земли сняли арест. В конце октября 2018 года это наконец случилось. Теперь нужно продлевать договор аренды земли. Заключать договор должны уже не с Войцеховским, а с нашим кооперативом. Проект решения о передаче нам земельного участка был подготовлен еще год назад. Но тут неожиданно образовались новые кооперативы. В одном из них всего три человека. Очевидно, он был создан по инициативе Войцеховского, который не хочет отходить от дел. По крайней мере, Войцеховский заключил с этим кооперативом договор (хотя до этого он такой же договор заключил с нами). Три члена этого кооператива тут же заявили, что на стройке теперь главные они, а люди должны достраивать дом своими силами, вновь вкладывая деньги в строительство квартир, покупку которых давно оплатили. И эти средства должны сдавать именно их кооперативу. Конечно же, люди на такое не согласились. Мы и так уже отдали деньги Войцеховскому, и они в итоге растворились в воздухе. А многие к тому же отдавали последние сбережения. Кто же согласится сдавать еще, да еще и непонятно кому?! Конечно, люди опасаются очередной аферы.

— А за какие средства планирует достраивать жилкомплекс ваш кооператив?

— Мы уже нашли инвестора, который готов вложить свои деньги, а потом получить прибыль с продаж. Но он сможет приступить к достройке только тогда, когда будут улажены вопросы с землей и выданы все разрешения на строительство. А власти подписывать договор с нашим кооперативом не спешат. Говорят: дескать, сначала разберитесь со своими кооперативами, договоритесь. Но как же тут договариваться, если у создателей этих кооперативов свой интерес? С этой многострадальной стройки еще надеются что-то поиметь и власти, и сам Войцеховский, и рейдеры, которые пытались захватить жилкомплекс. А люди, которые честно купили свои квартиры, остаются без крыши над головой или же вынуждены жить на холодной стройке.

— К сожалению, пока ни один из недостроенных жилкомплексов Войцеховского так и не достроили, — рассказал «ФАКТАМ» инвестор жилкомплекса «Молодежная инициатива» Артем Багиров, который разбирался в ситуации, сложившейся на всех проблемных объектах Войцеховского. — После того как все стройки были остановлены, начали создаваться кооперативы, цель которых вроде как достроить дома и выполнить обязательства перед пострадавшими инвесторами. Но на самом деле правление большинства таких кооперативов волнуют вовсе не пострадавшие — у них совсем другой интерес.

Расскажу на примере жилкомплекса «Молодежная инициатива», где я купил квартиру. Наша стройка в какой-то мере уникальна, потому что у Войцеховского в нашем случае все было законно. Он купил землю, изменил ее целевое назначение под строительство многоэтажного дома, успел выгнать коробку и в одной из секций частично облицевал фасад. После задержания Войцеховского стройка остановилась. В нашем случае тоже был создан ЖСК (жилищно-строительный кооператив), которому Войцеховский передал все права на жилкомплекс. После чего правление ЖСК затеяло свою, выгодную только им игру. Пострадавших инвесторов призвали вступать в кооператив. При этом обещали, что никому не придется ничего доплачивать. Люди вступили, подписали с ЖСК договоры. После чего правление кооператива создало новую фирму, на которую перевели все активы: землю, непроданные квартиры, торговый отдел, строительный кран и т. д. Но люди ведь подписывали договоры с первой фирмой! По договору именно у этой фирмы были перед людьми обязательства достроить жилкомплекс. Теперь, если дома не будут построены, инвесторы ничего с новой фирмы не взыщут, ведь это предприятие — пустышка

Дальше — больше. Сейчас инвесторов вынуждают подписать договоры с новой фирмой, на которую перевели все активы. Но уже совсем на других условиях. Людям говорят, что, подписывая договоры, они должны доплатить немалые суммы. Но на что конкретно пойдут эти деньги, не объясняют. Просто «на строительство». Просьбы показать смету, провести аудит остаются неуслышанными. Нас принуждают сдавать деньги неизвестно на что. А кооперативы, которые эти деньги собирают, по сути, ни за что не несут ответственности. Если бы городские власти гарантировали людям соблюдение их прав при вступлении в такие кооперативы, если бы город провел аудит таких строек, все было бы иначе. Но киевским властям это невыгодно, потому что они, насколько мне известно, тесно сотрудничают с такими сомнительными кооперативами.

Единственный жилкомплекс Войцеховского, где есть какие-то подвижки, — это ЖК «Маргарита» на улице Булгакова, возле станции метро «Ипподром». Там действительно возобновилось строительство одной секции, но дом достраивают за деньги обманутых инвесторов. Получилось, что людям пришлось дважды платить за одни и те же квадратные метры. По сути, они заново покупали квартиры, уже купленные несколько лет назад.

— Как обстоят дела с уголовным делом в отношении Войцеховского? Заявления о том, что дело передали в суд, звучало еще в конце 2016 года. Почему же Войцеховскому до сих пор не вынесен приговор?

— Суды идут до сих пор, — продолжает Артем Багиров. — Судебных процессов много. Но с уголовным производством тоже происходят интересные вещи. В 2016 году были открыты производства по целому ряду статей — это не только мошенничество, но и захват земли, самострой и многое другое. Только если действительно расследовать эти дела, то попадают под уголовную ответственность и ГАСК (инспекция Государственного архитектурно-строительного контроля. — Авт.), и прокуратура, которая годами закрывала глаза на незаконные стройки. Ведь по поводу этих строек еще до 2016 года в прокуратуру не раз обращались активисты и потерпевшие. Но тогда на незаконность действий Войцеховского никто не реагировал. И чтобы не привлекать к ответственности прокуратуру и киевских чиновников, часть статей, по которым были открыты производства, вскоре отмели. Оставили только те, которые касаются непосредственно Войцеховского и директоров его многочисленных фирм. Правда, и тут тоже есть нюансы. Раньше действия Войцеховского и его команды попадали под статью «Организованная преступная группировка». По такой статье всем причастным полагались большие сроки. Потом дело разбили на несколько разных уголовных производств. Это позволило каждому обвиняемому смягчить наказание (тут стоит вспомнить, что, например, еще 31 июля 2017 года менеджеры Войцеховского, которые помогли скандальному застройщику выманить деньги за квартиры в жилкомплексе «Жемчужина Троещины», получили условные сроки. — Авт.).

Если бы их эпизоды не вывели в отдельные производства, они никогда не получили бы условные сроки. Но так как организованную преступную группировку им уже не вменяют, это стало возможным.

— В 2016 году многие говорили, что весь этот скандал с Войцеховским на самом деле начался из-за того, что он не смог договориться с киевскими властями. Дескать, с предыдущими властями договаривался, а тут заломили слишком высокую цену. Это может быть правдой?

— Скорее всего, так и было. Но если в 2016 году в КГГА на всех круглых столах Войцеховского обвиняли в преступлениях, то теперь риторика изменилась. Уже они его мошенником не называют. Там своя война и свои договоренности, детали которых нам не известны.

«ФАКТЫ» пытались узнать в Генпрокуратуре, зачем дело Войцеховского разделили на несколько уголовных производств, что теперь помогает обвиняемым отделываться условными сроками. Но на момент сдачи номера в печать в пресс-службе ГПУ на наш запрос еще не ответили.

По материалам:   fakty.ua